История      Культура      Образование      Общество      Политика      Религия      Спорт      Это интересно  


Покой им только снится…

Icon

 …В начале апреля 2006 года был убит руководитель ОАО «Ход» Бимболат Дзуцев. Киллер скрылся с места преступления на ВАЗ-2110, которую через полчаса нашли сожженной в лесном массиве у подножия Лысой горы. Преступник оставил только один след – на песке отпечаталась подошва его кроссовок. Над этим следом, в окружении стажеров, и «колдовал» главный эксперт Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ)  республиканского МВД, майор милиции Валерий МАРЗАЕВ. Работа предстояла ответственная. Песок –  слишком сыпучий материал, и любое неосторожное движение могло если не уничтожить, то, во всяком случае, испортить главную улику. Поэтому для начала, в качестве тренировки, они залили гипсом небольшую ямку, и, дав ему застыть, аккуратно извлекли получившийся слепок. Образец вышел неплохо. Приготовив новый раствор, эксперты заполнили след… 

Валера Марзаев работает в МВД уже 14 лет. Он специализируется на проведении автотехнических экспертиз, но, как и многие сотрудники ЭКЦ, освоил и «смежные специальности». У него есть допуск по исследованию холодного оружия, по дактилоскопии и по трассологии. Именно поэтому его можно встретить на месте совершения самых разных преступлений, в том числе и терактов. В последнем случае экспертам необходимо установить, какое взрывчатое вещество было использовано, сколько оно весило и каким образом приводилось в действие. Если удалось обнаружить фрагменты часов, значит, устройство было снабжено таймером, и террористы, установив его, ушли. Кусочки радиоплаты – более опасная находка, ведь преступник, приведший его в действие, может находиться неподалеку и в любой момент одним нажатием кнопки способен уничтожить приехавшую оперативно-следственную группу второй бомбой. Такая охота за милиционерами ведется не только в Чечне. Чуть более года назад лишь только чудо спасло стражей порядка Северной Осетии. В районе Эльхотово было взорвано железнодорожное полотно, и когда оперативно-следственная группа приступила к работе, сработало еще одно устройство. Оно подпрыгнуло, но не взорвалось, потому что тросик, который должен был выдернуть чеку, заржавел и оторвался. Так что представители правоохранительных органов, находившиеся там в этот момент, родились в рубашке. Поэтому с недавних пор первыми территорию осматривают саперы - люди, знающие об «адских машинах» гораздо больше всех остальных, и лишь потом в дело вступают другие сотрудники…

Мы беседовали с Валерием чуть больше часа, но время «пролетело» незаметно – уж больно любопытные истории из своей многолетней практики он рассказывал. Большинство из них, конечно же, было посвящено автотехническим экспертизам.

«Несколько лет назад, - начал свое повествование Валерий Марзаев, - мне довелось принять участие в раскрытии одного дорожно-транспортного происшествия. Водитель, сбивший пешехода, скрылся на своей машине в неизвестном направлении. Единственно, что удалось обнаружить на месте ДТП – маленький фрагмент стекла от автомобильной фары.  Следователь, занимавшийся этим делом, в сопроводительных документах просил на основании улики ответить на вопрос: «Каков был  цвет машины и ее регистрационный знак?» Мы (эксперты – прим. ред.) посмеялись над такой формулировкой, так как решить эту задачу было невозможно. Тут, дай бог, определить хотя бы марку машины, ведь такие фары устанавливают на легковых автомобилях начиная с «Уазика» и кончая «Запорожцем». Кто бы мог подумать, что мы выполним эту просьбу?! Рассматривая улику под увеличительным стеклом, в косо падающем свете я увидел надпись. Она была нацарапана иголкой, судя по всему, уже давно и наполовину стерлась. Тем не менее, удалось определить первые три цифры. Это было ни что иное, как цифры регистрационного номера автомобиля (номера были старого образца, ред.). Благодаря этому мы ответили на все интересующие следствие вопросы и даже, сделав соответствующий запрос в ГАИ, узнали фамилию водителя. Эту злосчастную для него запись он сделал сам. Дело в том, что раньше, в период тотального дефицита, некоторые владельцы машин, боясь воров, метили все, что можно, в том числе и фары. Так, очень маленький, но, как оказалось, достаточно информативный кусочек стекла помог найти виновника ДТП».       

Курьезов в работе экспертов – хоть отбавляй. Согласно правилам, при описании дорожно-транспортного происшествия необходимо дать полные сведения о транспортном средстве, указав, помимо прочего, были ли в нем пассажиры, пуст ли багажник и так далее. Не так давно приходит в ЭКЦ постановление о назначении автотехнического исследования, в котором написано: «загрузка автомобиля: водитель, два пассажира в багажнике, баран». Следователь не там запятую поставил, а получилось смешно. Или, например, как вам такой вопрос следователя: «Имеется ли лифт в рулевом управлении?». Эксперты после проведения обследования написали ответ: «Лифт в данном рулевом управлении находится в пределах нормы, согласно требованиям на сборку и установку, а вопрос о комплектации лифта находится в компетенции коммунальных служб».

Из разговора с Валерием Марзаевым выяснилось, что анекдоты о катке, якобы обгонявшем и подрезавшем «Мерседес», в общем-то, взяты из жизни.

Различная сельхозтехника нередко попадает в аварии. Например, комбайны «Нива», несколько раз становились участниками ДТП. Ширина этого комбайна около 5 метров, поэтому он занимает практически всю проезжую часть небольшой дороги, даже если одним колесом едет по обочине. Их транспортировка в ночное время категорически запрещена, но кто у нас прислушивается к запретам? Поэтому когда водитель несущейся по трассе машины вдруг в свете фар видит эту громадину… Ну, в общем, сами понимаете, что происходит. Но влетают под «Ниву» и на широченных трассах в дневное время. Причин много: или скорость слишком высока, или водитель находится в состоянии алкогольного опьянения, а может он просто пренебрегает обычной техникой безопасности вождения. А потом такие водители говорят: «комбайн неожиданно появился, подрезал, я был вынужден совершить маневр». Прямо, как в анекдоте.

По словам Валерия Марзаева, принятие закона об обязательном страховании автогражданской ответственности прибавило работы экспертам ЭКЦ. Дело в том, что некоторые граждане, пытаясь нажиться за счет страховых компаний, совершают «подставные аварии». «Вот эти попытки обмана, – говорит Валерий, - мы стараемся пресекать. Иногда нам это удается. К сожалению, случается это не часто, потому что машина к моменту осмотра экспертом бывает уже восстановленной и нам трудно установить, был контакт или нет».

Также участились факты назначения страховыми компаниями экспертизы по фотографиям. Допустим, представители подобной фирмы сделали снимки и места происшествия, и машин, и их повреждений, но считают, что аварии как таковой не было. По мнению Валерия, дать правильный ответ в такой ситуации не просто, ведь при производстве снимков не учитывались принципы судебной экспертизы. А правила предписывают делать на месте происшествия следующие виды фотографий: ориентирующую, обзорную, детальную и узловую, причем этим должен заниматься специалист. Предоставляемые же сейчас сотрудникам ЭКЦ кадры отражают картину происшествия примерно на 50%.

Валерий Марзаев настоящий профессионал своего дела, поэтому многие новые сотрудники центра стажируются у него. Ну а вообще, сейчас в его подчинении группа из трех человек. «Все мои ребята, - говорит Валерий, а это - Альберт Джиоев, Алан Кисиев, Мурат Бараков – очень «жадные» до знаний. Я этому несказанно рад. Они интересуются последними достижениями техники, ходят по книжным магазинам, смотрят новую техническую литературу. По возможности мы приобретаем интересующие нас книги, или, в крайнем случае, просим хозяев магазина сделать ксерокопии нужных страниц.

Когда мы выезжаем на место происшествия, я учу их внимательно  осматривать территорию, не пропуская  ни одного квадратного миллиметра. Мы часто спорим между собой, решая ту или иную экспертную задачу, и пока не придем к консенсусу - покой нам будет только снится».   

Юлия Страченко

Top


Комментарии Отключены